» Российский супергерой

Российский супергерой

Пост с двощей рассказ

Глава 1.

— Молодой человек, уйдите пожалуйста, пока хуже не стало. — с недовольной, усталой улыбкой на лице произнесла сотрудница федеральной службы безопасности города N.

— Не могу! — кричал мужчина, словно сова, высматривая кого-нибудь с погонами повыше.

— Да вы же пьяный! — сильно толкнув его, прокричала женщина.

Потертые джинсы и заношенная футболка — на фоне сотрудников он был белой вороной. Выругавшись про себя, он продолжил.

— Я хочу сообщить о преступлении! — голос молодого человека срывался.

Глубоко вздохнув, женщина подняла телефонную трубку. Одним пальцем она набрала какой-то незамысловатый номер и изменилась в лице: вся усталость вмиг куда-то пропала.

— Миша! — протянула она, расплывшись в улыбке. — Тут молодой человек говорит что знает где держат какую-то пропавшую девочку.

Молодой человек согласно закивал головой, прислушиваясь, что же ответит Миша.

— Ага, ага! — низкий, гудящий смех прокатился по небольшой приемной комнатке. — Трубочку возьмите, молодой человек!

Протянув трясущуюся руку, он с силой вцепился в телефон.

— Майор Соловьев, слушаю вас. — довольно вежливо представился Миша.

— Я… Я знаю где держат похищенную девочку — дачный дом, Яблоневая 14, нужно срочно ехать! — выпалил мужчина.

— Откуда такая информация? Это за которую деньги передают? — уже менее вежливо, напряженно, поинтересовался Миша.

— Да-да, это она!

— Информация откуда у вас?

— Просто знаю. Проверьте, я не ошибаюсь.

— Вы знакомы с похитителем? — Миша явно начал злиться.

— Нет, просто знаю!

— Имя фамилия?

— Александр Ветер.

— Ветер? — удивился майор — Трубочку девушке передайте обратно.

Сверлящая Александра взглядом сотрудница снова повеселела, едва услышав голос Миши.

— Да, мы его сейчас возьмем. Поедете? Ну смотрите сами, вроде выглядит не как шизофреник. Да, да! Давай, пока!

Довольно громко бросив трубку, девушка обратилась к Александру.

— Ветер, значит? — мужчина молча кивнул в ответ. — Мы вас у себя подержим какое-то время, чтобы сразу штраф за ложный вызов оформить. Может хулиганство будет.

— Хорошо, мне тут посидеть?

Девушка довольно взглянула на него и покачала головой.

— Сейчас мы вас в камеру уберем, молодой человек, а посидеть — может потом и посидите! Паспорт давайте.

Снова набрав что-то на телефоне одним пальцем, но уже без особого энтузиазма, она подняла трубку.

— Саша, тезку своего доведи до камеры, шутник тут один нарисовался, да! Да-да, Ветер! Ага!

**

Пыльная комнатушка с тяжелой стальной дверью и одинокой запечатанной в пожелтевшее оргстекло лампочкой серьезно давила на психику. Скрип, с которым открывалась дверь мог с легкостью разбить стеклянный бокал.

Мужчина около тридцати лет лежал на прибитой к стене скамье. С каждой минутой в камере становилось все жарче, а свежий воздух почти не попадал внутрь. Прошло уже около двух часов, но вестей снаружи не было.

Ключ в двери провернулся. Молодой человек вскочил на ноги и заткнул уши руками. Мерзкий скрип, казалось, просочился в его уши почти беспрепятственно. Зажмурившись и скривив лицо, он смотрел на появляющийся перед ним просвет, из которого словно волной хлынул свежий воздух. Вслед за ним в двери появилось лицо сотрудника, выглядело оно примерно также, как и лицо содержащегося в камере: всеми силами он пытался перетерпеть скрип.

— На выход! — приказал он.

Заключенный послушно вышел. Дверь захлопнулась, еще раз содрогнув всех ужасным скрипом.

Поднявшись на несколько этажей, небольшой конвой остановился перед дверью с номером “404”. Стук — “Давай быстрее” — послышался из-за двери суровый бас.

По сравнению с остальным зданием — этот кабинет был как космический корабль. Лучший ремонт, огромный аквариум, дорогая кожаная мебель, огромный телевизор и развешенные по стенам старинные ружья.

— Присаживайтесь. — небрежно махнув рукой в сторону кожаного кресла, сказал полный мужчина в пиджаке на пару размеров меньше чем нужно. — Представьтесь.

— Ветер, Александр. — выпалил задержанный, плюхнувшись в кресло. — Удобное, не то что та скамейка! — посмеявшись заметил он.

— Нам сейчас не до шуток, Александр.

— Все удачно?

Мужчина промолчал, но его массивные щеки недовольно разъехались.

— Неудачно?

— Понимаешь, Александр. — махнув рукой на выход, он попросил сопровождающего покинуть кабинет. — Даже не знаю что было бы для тебя хуже: если бы мы не нашли там никого или то, как обернулось дело сейчас.

Собеседников разделял длинный деревянный стол в стиле итальянских гангстеров из восьмидесятых. Брошенный через весь стол конверт докатился прямо к рукам Александра, в лучших традициях кёрлинга. Вытряхнув фотографии на стол, он скромно улыбнулся.

— Я же говорил! — воскликнул он, рассматривая фото формата А4.

Очнувшийся и уложенный лицом в пол похититель, рядом привязанная к стулу девочка, за которую просили выкуп в несколько миллионов. Столик, открытая бутылка коньяка, граненый стакан и большой охотничий нож.

— В этом и проблема. — потирая гладковыбритый, хорошо скрытый подбородок, протянул мужчина. — Мы завели несколько уголовных дел, совместно с нашими коллегами, в них вы проходите свидетелем, но после допроса квалификация может поменяться.

— Что? Куда поменяться? — бросив бумаги на стол, удивился Александр. — Я вам помог, ребенка спас!

Мужчина напротив громко хлопнул по столу.

— Слушай, ребенка очень богатого бизнесмена похищает какой-то психопат. Проходит два дня и он, черт знает куда, уносит чемодан денег, не сказав нам ни слова. Возвращается, наконец сообщив об этой глупости, подняв всех на уши.

Встав из-за стола, он начал медленно подходить к собеседнику, угрожающе жестикулируя.

— И тут появляется второй психопат. — показав на Александра пальцем, продолжил мужчина. — Заявляется в наше отделение, говорит что знает где ребенок. Более того, у нас нет выбора и мы должны туда поехать. И самое странное в этой части — что похититель лежит на полу и не оказывает сопротивления. А рядом стоит бутылочка коньяка со следами снотворного и огромный охотничий нож.

— Он бы убил её этим ножом. — негромко, в свое оправдание произнес задержанный.

— И опять! — крикнул мужчина. — Лично у меня два варианта: или ты был соучастником преступления, но скрылся с деньгами, или ты выиграл все предыдущие битвы экстрасенсов.

Подойдя к Александру, мужчина навис над ним как волк над раненой добычей.

— Моя теща смотрела все серии, каждый выпуск! — крикнул он. — И среди сраных накрашенных маминой пудрой некромантов тебя не было!

— Да-да, в это тяжело поверить. — закрываясь рукой от брызгающего слюной генерала, оправдался Александр. — И я подозревал что это случится.

— Что случился? — слегка насторожившись и отойдя от стола удивился мужчина — Да тебя лет на десять закроют, добрый самаритянин!

— Любите спорт? — быстро спросил он.

— Спорт?

— Да, о чем это я… Ставки! Ставки на спорт?

— Какие еще ставки на спорт? Десять лет! — крикнул он, показывая десять пальцев на двух руках.

— Я запомнил несколько матчей: волейбол, футбол, теннис. Выиграем три из трех — и вы мне верите.

Улыбка словно молнией пробежала по розовому, пухлому лицу генерала. Его азартная натура почти незаметно обрадовалась этому вызову.

— Да ты отбитый. — успокоившись, резюмировал генерал.

Вытерев пот со лба красным платком из заднего кармана брюк, он подошел к окну и принялся смотреть на перекресток.

— Откуда ты это знаешь? И что это за странная фамилия — Ветер?

Александр поудобнее устроился на стуле, положив ногу на ногу, понимая что ситуация может наладиться.

— Про десять лет это вы нормально пошутили! — начал он — Фамилия — да, странная, но мне нравится.

— Я не шутил про десять лет. — не поворачиваясь отрезал генерал.

— Не важно, главное что мы с этим разобрались. — покрутившись на стуле, продолжил Александр. — Пару месяцев назад я проснулся в необычном месте. Все было так странно, будто во сне. Я не хотел ни есть, ни пить, на меня никто не обращал внимания. Я был декорацией, никем. После нескольких часов скитаний по городу — я сел в кафе, отдохнуть, хотя и не был уставшим. Я не чувствовал усталости, даже ног своих не чувствовал. Подглядел за сидящими рядом людьми, они обсуждали большой футбольный матч.

Еще раз раскрутившись в кресле, он заметил что генерал повернулся к нему лицом.

— Кто забил, когда забил, какой счет. Я запомнил это всё, записал на бумажку. Телефона у меня не было, интернета тоже, все как-то скомкано, не совсем осознанно.

— Почему ты не пошел домой?

— Не знаю, не тянуло. Но с домом у меня тоже есть история! — улыбнулся он. — И вот значит, выхожу я из этого кафе… И вдруг “Бум!” и падаю мешком на пол. Как будто транквилизатором стрельнули. И просыпаюсь…

На несколько секунд Александр задумался и молча смотрел на аквариум.

— Ну и что дальше? — раздраженно спросил генерал.

— Ах да! — будто придя в себя продолжил он. — Мне стало интересно, что это за матч такой, о котором даже хипстеры в кафе переговаривались. Оказывается — покашлял он — матч начнется только сегодня, в час дня.

— Ну! Давай к сути! — выключив вибрирующий в кармане телефон, поторопил его генерал.

— Спортивный интерес и лишняя тысяча рублей — и вот уже я поставил на все то, что помнил. Черт возьми, никогда не смотрел футбол, но тут пошло как по маслу. Минуты гола, я ставил на минуты гола!

— Ну и? — нетерпеливо прикрикнул генерал — И чем кончилось-то?

— Пятьдесят с чем-то тысяч, когда мне выдавали их в кассе, собрались все местные эксперты и смотрели на меня как на инопланетянина. Черт возьми, чувак угадал все, просто все!

— Интересная история, Александр. Проверить я её, конечно, не смогу. Но откуда ты знал о девочке? — сложив руки на груди, нахмурился генерал, видимо завидуя его успехам.

— Я видел сегодняшний день. — негромко произнес Александр, но в глухой тишине кабинета эти слова прозвучали как взрыв.

Генерал опешил. Достав свой платок, он принялся вытирать намокшие лоб и шею.

— Ты видел меня сегодня? — искоса взглянув на Александра, спросил он.

— Нет, я видел новость о девочке… — прикусив губу, мужчина уставился в потолок — Он её убил, этим самым ножом. Его заметили соседи, вызвали полицию, вечером его задержали.

— Ты видел это в своем сне?

— Да. Но теперь худшее позади.

— У нее — да. У тебя — все только началось, даже если ты сейчас говоришь правду.

Александр взбодрился и почти подскочил на стуле.

— Так вы мне верите?

— Черт, кажется начинаю… Три из трех, говоришь?

Александр расплылся в улыбке. Достав из внутреннего кармана джинс сложенную в несколько раз бумажку, он щелчком подтолкнул её к другому краю стола.

— Можете поставить мои деньги. — похлопав себя по карманам — Ах, их же изъяли ваши коллеги с первого этажа.

**

Через несколько минут все ставки были сделаны. Ждать оставалось три-четыре часа .

— Почему-то, не смотря на весь здравый смысл и мою тридцатилетнюю карьеру — я тебе верю. — пробурчал генерал, уставившись в планшет.

Александр сиял. Вот оно — решение его проблем. Точнее — он.

— Мы сможем спасти много людей! — радостно заявил Ветер. — И все награды пойдут вам, обо мне можно будет упомянуть вскользь, как о Человеке-пауке или Бэтмене.

Генерал, отвлеченный чем-то в планшете лишь приподнял взгляд.

— Для меня самым сложным было слезть со ставок. — продолжил Александр — Честно скажу, заработал я уже на пару квартир. Но все легально! — оправдался он. — Налоги плачу.

Отложив планшет, мужчина в пиджаке взглянул на молодого человека напротив. Его лицо постепенно переменялось: брови опускались, в глазах появлялась какая-то стальная, выкованная годами дисциплины строгость.

— Никому не говори то, что ты сказал мне сейчас. Даже если ты шизофреник, не стоит показывать это людям.

— Да я и не говорил никому…

— А если ты не шизофреник — то тебя сломают, уж будь уверен.

Достав свой уже изрядно пообмокший платок, вложив всю свою серьезность в тон голоса, он произнес:

— И не таких ломали, поверь мне.

Александр смотрел на человека владеющего его тайной абсолютно не понимая, что же происходит в его покрасневшей от получасовой беседы голове.

 

**

— Зови пацана! — послышался глухой крик из кабинета “404” — Зови его давай! Как у меня? Да кто тебя на работу вообще брал?! — громкий, увесистый бас сотряс весь этаж — Да, знаю что я. — уже более спокойно и даже извиняясь, прикрикнул он.

Александр лежал на простенькой, зато мягкой и чистой скамейке в коридоре у того самого кабинета. Большой стресс, пережитый сегодня так сильно выбил его из колеи, что он решил подремать прямо тут.

Симпатичная, но не наделенная большим умом девушка позволила заключенному подождать своего “старого знакомого” у его двери.

Тяжелые, неаккуратные шаги быстро приближались к двери.

Молодой человек быстро поднялся на ноги и протер глаза. Дверь резко распахнулась. Почти лысая голова генерала высунулась в коридор и ястребиным взглядом окинула свои владения.

— В кабинет! — приказал он.

Если бы у Александра были часы — они бы показали примерно десять часов вечера. Солнце уже почти опустилось, и город освещался яркими фонарями и мерцающей витринной рекламой.

Привычно сев на свое кресло, он с улыбкой смотрел на генерала. Странно, но тот улыбнулся в ответ.

— Мне пришлось написать отчет, в котором говорится о твоей причастности к секретной службе. — Скрыв улыбку в тени, сообщил генерал.

— Круто! — казалось, Александр проснулся только сейчас — И что это за служба?

— Такой службы нет.

— Ааа… Понятно, она настолько секретная?

— Нет. Такой службы действительно нет, но никто не может этого проверить, ведь она секретная. — перебрав крошечную связку ключей, он наклонился под стол. Негромкий щелчок. Необычная, похожая на кубок бутылка коньяка плавно опустилась на стол, где её ждали два круглых бокала. — Выпьешь?

Александр согласно кивнул, хотя и не был большим любителем алкоголя. Янтарная жидкость почти беззвучно растеклась по бокалам. Генерал махнул рукой, подзывая собеседника к себе.

— Стул возьми! — устало, но задорно крикнул он.

Когда Александр подкатился к столу, генерал протянул руку и, наконец, представился.

— Лев Семеныч. — на выдохе проговорил он. — Долгов.

—Саша Ветер.

**

Месяц назад.

Солнечное летнее утро в мегаполисе — это последнее место где вы можете встретить кого-то веселого и жизнерадостного. Но, как говорят, в некоторых правилах бывают исключения.

Поднимаясь по ступенькам на девятый этаж, молодой человек негромко напевал что-то себе под нос. Но эта энергия, этот его энтузиазм излучались как из прожектора.

— Саня, здорова! — протягивая руку окликнул его коллега. — Чего такой радостный?

— Думаю уходить! — не скрывая улыбки, ответил молодой человек.

— Петровичу говорил?

— Скажу сегодня.

— У-у-у, обидится он. — покачав головой и хлопнув Саню по плечу, негромко сказал коллега.

В этот момент зазвенел лифт. Высокий, плотный мужчина широкими шагами вышагивал в конец коридора. Его голова находилась так высоко, что чуть ли не билась
об гипсовые выступы на потолке, но он все равно смотрел на всех исподлобья.

— Саша, зайди ко мне через десять минут. — громко скомандовал он, грозно оглядев собравшихся в коридоре.

— Ну вот, ты еще не сказал — а он уже обиделся.

— Начинай переживать. — в ответ похлопав коллегу по плечу, шепнул Саша — Мне тут дальше не работать.

Как часто это бывает, люди имеют привычку недолюбливать свое начальство каким бы оно ни было. Иногда это справедливо, иногда — нет, все зависит от того с какой стороны посмотреть на ситуацию. Место работы Александра было, пожалуй, показательным исключением из правил: их директора можно было сравнить со злой мачехой, он был недоволен всем и всегда. И даже если все шло хорошо, продажи, отчеты — он все равно рассыпал эти мешки с гречкой и рисом по полу. “Сотрудники не должны расслабляться — это убивает дисциплину” — не без оснований считал он. Но ведь главное — это как подать, а подавал он это как самая настоящая двухметровая злая мачеха.

Офис босса привычно ассоциировался с чем-то неприятным: ошибки, неудачи, повышенный тон и срочные задачи. Но сегодня, сегодня это дверь в свободное пиратское королевство. И все что нужно сделать — это сказать главному пирату что ты поплыл отсюда на своей дырявой шлюпке.

— Сергей Петрович? — приоткрыв дверь, спросил Александр.

— Проходи.

Вытащив из стола несколько листов в блестящем файле, Сергей Петрович положил их перед Александром.

— Ты хорошо поработал в том году. — почти улыбнувшись, но все также исподлобья глядя в глаза проговорил он. — Мы приняли решение о твоем повышении, все подробности можешь увидеть в новом трудовом договоре. — он заботливо указал на него рукой.

Александр уже хотел открыть рот, чтобы рассказать как все это ему льстит, но его жизнь, к сожалению, пошла по другому пути. И он уже почти заговорил, и как назло его прервал телефонный звонок.

— Петров. — по старинке поприветствовал человека на том конце мужчина, указательным пальцем показывая что нужно подождать — Да. Да. Сейчас поеду.

— Я не… — начал было Александр, но его перебили.

— Не благодари! Но теперь мне нужно ехать.

Еще один странный факт о Сергее Петровиче Петрове, помимо его отчества: он всегда закрывал свой кабинет на два ключа, на все обороты. Строгое военное прошлое.

— Я ухожу. — втянув голову как черепаха, Александр приготовился выслушать порцию ценных жизненных советов.

— Да-да, мне ехать надо, пошли.

Ветер тяжело вздохнул.

— Я увольняюсь. — виновато посмотрев на начальника, сказал он.

Телефон снова зазвонил, немного разбавив образовавшуюся неловкую тишину.

— Виталик, я на пару минут задержусь. — прохрипел директор.

Следующие несколько минут Сергей Петрович отчитывал своего подопечного, забыв про его заслуги и повышение. Вена на его лбу надулась, лицо покраснело. Его глаза были раскрыты так широко, что казалось вот-вот выпадут.

— Ты понимаешь, что ты вообще никто? Я два звонка сделаю — и тебя никуда не возьмут, милостыню будешь собирать в переходе! — кричал Петров, брызгая слюной. — Завтра можешь не приходить!

Пока Александр ждал лифт, его уже бывший начальник успел закрыться на все замки и зайти в двери вместе с ним. Минуту неловкого молчания прервал очередной телефонный звонок.

— Кто закрыл? По колесу попинай, ну! — крикнул Сергей Петрович в трубку. Его покрасневшее лицо и широкие, черные ноздри выглядели устрашающе. — Да кого ты боишься? Пинай!

В кармане Александра Ветра что-то завибрировало, а затем запищало. Кашлянув в рукав мятой кофты, он выключил источник звука.

— Пинай давай! — снова крикнул Сергей Петрович.

Странный писк из кармана Александра повторился. Лифт со специфическим сигналом остановился на первом этаже. Окинув бывшего коллегу подозрительным взглядом, тяжело дыша, расталкивая собравшихся внизу людей, Петров выскочил из лифта, а затем трусцой побежал на парковку.

Утреннее солнце мягко растекалось в асфальте. Мест здесь всегда было немного, поэтому люди часто вставали так, что ты не мог выбраться без звонка водителю. Служебная машина Сергея Петровича была закрыта новеньким, блестящим желтым Порше 911.

Предвкушая новый неприятный разговор, Александр Ветер поджал губы и старался не привлекать внимания. Двое танцующих вокруг его новой машины коллеги внезапно замерли и уставились на него.

— Привет. — сухо поздоровался Виталий — водитель Сергея Петровича.

— Здравствуйте — кивнул Саша, быстро открыл дверь и влетел в салон.

Машина еле заметно тряхнулась и приятно зашелестела. Опустив стекло, Александр поймал на себе недоумевающий, завистливый и в то же время заискивающий взгляд своего бывшего начальника.

— Сейчас отъеду. — негромко сказал он и уже хотел уехать, но что-то внутри дернуло его сказать следующую фразу. — И по колесам мне больше не пинайте.

Не желая слушать ответный выпад, Ветер опустил педаль газа и сорвался с места. Четыре секунды до сотни — так говорил менеджер в салоне. И правда, машина улетела вперед скрипя колесами, оставив позади столп пыли.

 

 

 

**

Настоящее время

Задушевная беседа и дорогой алкоголь закончились ближе к ночи. Водитель генерала, терпеливо играющий в телефон в приемной, развез старых друзей по домам.

Плохо помня вчерашний вечер, Александр проснулся у себя дома. Цел и невредим, а главное — не вовлечен ни в одно из уголовных дел ни в каком виде. Секретная служба — дело такое.

Как и все современные люди — он начинал свое утро со смартфона. На самом деле это немного не так, но в целом картина не меняется. Сначала время — ты должен понять или вспомнить: не опаздываешь ли ты куда. Потом нужно проверить не интересовался ли кто тобой за время твоего отсутствия. Новых сообщений — ноль, пропущенных звонков — ноль. Неплохо, ты все так же никому не нужен, как и вчера, даже не смотря на самое громкое спасение года. Пока что.

Вчера в час ночи Александр совершил звонок длительностью в одну секунду, некому Леве Долгову. Видимо, Лев Семенович сам занес этот контакт.

Немного повалявшись в кровати, покрутив телефон в руке — он все-таки отправил сообщение “Сегодня все спокойно” своему новому другу.

Его небольшая квартирка довольно редко убиралась, но выглядела, для своего возраста весьма прилично. После того как он привел себя в порядок, Александр вышел на ставшую традиционной за последние пару недель утреннюю прогулку. Он брал блокнот и аккуратно записывал все то, что знал о сегодняшнем дне.

Задетое тщеславие давало о себе знать. Весь сегодняшний день был посвящен награждениям и благодарностям людям, спасшим девочку. Интернет кипел, и все это благодаря одной миловидной особе: девушка переживала за похищенную все эти дни, собирая информацию от добровольцев, открыв горячую линию и даже организовав какой-то волонтерский штаб. Как оказалось, занимается она этим уже довольно долго.

Какое-то неведомое, неприятное чувство тлело где-то под грудью. “Это плохо” — подумал он, отгоняя неприятные мысли о крайне навязчивой, ревностной идее признания себя героем. Ведь это все он, без него они бы не справились, он знал это, он видел это.

Тем не менее, Александр посчитал правильным отправиться на благотворительное мероприятие, проводимое той самой девушкой-волонтёром. Его план был по-киношному прост: сесть где-нибудь в задних рядах и хлопать, медленно покачивая головой. Ну и принести с собой немного наличности, ведь пожертвовать деньги — это тоже своего рода геройство.

Собравшись с духом, разобрав шкаф, доверху набитый разными, как казалось полезными вещами, купленными в интернете, он нашёл несколько упаковок с парфюмом, которым никогда не пользовался. Выбрав тот что подороже — наверное и лучше — жадно разорвал коробку и наспех набразгался.

Отсчитав около трёхсот тысяч, свернул их и положил в задний карман джинсов.

— Через двадцать минут? — мельком глянув на часы, удивился Александр.

Словно падая, он пролетел несколько лестничных пролётов и помчался к парковке. Время утекало сквозь пальцы.

Его новая машина, как считают все в местном небогатом районе, явно ему не по карману. А парковать под окном дома почти в гетто, где заниженная лада считалась серьезным прорывом в карьере ближе к тридцати пяти, желтый, отличающийся от всей серости вокруг Порше 911 — это просто самоубийство.

Но, угнать машину у человека, буквально дышащего будущим — это довольно нетривиальная задача, поэтому все ограничивается тотальным фотографированием. Люди из других районов ехали чтобы выложить фото в инстаграмме.

Аккуратно объезжая огромные ямы во дворе, Александр выехал на дорогу. В городе, конечно, не разгонишься, но многие инстинктивно уступали ему дорогу. Поглядывая на часы, он пролетал светофор за светофором.

Родной город менялся на глазах: новые дома вырастали как грибы после дождя. Они становились все выше, стояли все плотнее, заглядывая друг-другу в окна. Из старых и уютных хрущевок, как из сгоревших фениксов тут же поднимались новые, мощные, стеклянно-стальные комплексы.

Ответственные за внеший облик города, если такие вообще существуют, должны были прекратить этот бардак. Светофор за светофором он пролетал одинаковые разваливающиеся домики и соседствующие с ними высокие дома-свечки. Высокий, разукрашенный в нелепые цвета дом уверенно стоял на перекрестке. Рядом с ним, как птенец под крылом ютился небольшой трех-пяти этажный обшарпанный домик. Проезжаешь светофор — и снова высокий дом дурных цветов и его сосед — разбитая хрущевка со старыми деревянными окнами.

Недалеко от центра города располагалось место — квинтэссенция дурного вкуса. Вместо уродливой высотки из земли вырастал стеклянный небоскреб. Все это архитектурное безобразие вишенкой на торте украшала собранная наскоро сцена и небольшие шатры, огораживающие место для почтенной публики.

Несмотря на всю убогость обстановки, прием велся по высшему классу. В шатрах были расставлены барные стойки, удобные дорогие кресла и столы. Повсюду, словно муравьи мельтешили официанты и всевозможные помощники организаторов. Пройти несколько метров без бокала в одной руке и канапе в другой не представлялось возможным.

Небольшая пробка из дорогих машин перед входом помаленьку рассасывалась. Парковщики киношно хватали ключи и уезжали на специально организованную парковку, места на которой, кстати, подходили к концу.
Весь этот организованный хаос стал понемногу успокаиваться. Люди расселись по своим местам. В воздухе витало что-то необычное, будто театральное, не хватало только занавеса и складывающихся старых кресел с красной обивкой.

Вышедшая на сцену девушка легонько постучала пальцем по микрофону. Гости на секунду оторвались от своих разговоров и притихли.

— Добрый день коллеги, друзья. — начала она. — Смотрю уже все собрались.

С улыбкой она оглядела присутствующих, иногда кивая кому-то в знак приветствия. Сидящие в первых рядах негромко аплодировали.

— Сегодня мы празднуем, безусловно, невероятный успех наших правоохранительных органов. — повернувшись в сторону грузного лысого мужчины в пиджаке, она едва поклонилась в его сторону. — Но нужно также напомнить и о работе нашей организации. Волонтеры искали девочку повсюду, нам поступали сотни звонков и мы действительно гордимся нашей гражданской позицией.

Яркое желтое солнце поднималось все выше, согревая пыльный город. Аккуратно ложась на русые волосы девушки, поблескивая в бокалах шампанского, в уголках очков мужчины в первом ряду, в экране его телефона, оно создавало радостную, желтоватую атмосферу встречи.

Сделав небольшую паузу на аплодисменты, настоящие, бурные овации от всех гостей во всех уголках зала из шатров, девушка набрала воздуха чтобы продолжить. Её не начавшуюся речь, в момент почти полной тишины, прервал громкий скрип колес. Девушка сбилась с мысли и волнительно облизала губы.

— Кто-то очень спешил к нам! — радостно сказала она в микрофон.

Развернувшиеся назад от неожиданности люди, быстро повернулись обратно к сцене.

 

Желтый спорткар остановился в нескольких сантиметрах от металлического ограждения выставленного по периметру сцены. Пулей вылетевший из него молодой человек в старой, застиранной футболке и мятых джинсах поспешил попасть на мероприятие. Его небрежно завязанные кроссовки развязались, но он не растерялся и быстро заправил шнурки внутрь.

Оказавшийся на его пути официант, кстати, одетый с иголочки, вежливо кашлянул. Александр бросил на него непонимающий взгляд. Это не помогло.

Сложивший руки на груди мужчина заговорил первым.

— На встречу? — с недоверием и без должного уважения к дорогому гостю, спросил он.

Молодой человек согласно кивнул.

— У вас есть приглашение?

Этот простой, но в то же время каверзный вопрос поверг водителя в шок. Ведь собравшись сюда за двадцать минут до начала мероприятия, он даже не подумал об этом.

— Вот черт! — наигранно расстроился он, пошарив по карманам джинсов. Показав в одной руке документы, ключи и телефон, а в другой увесистую пачку купюр самого большого номинала. — Дома забыл.

Увидев деньги официант растаял. Его нахмуренные брови и уголки рта сами поползли наверх, на его лице расплылась виноватая улыбка.

— Да ничего страшного, сейчас посмотрим! — выпалил он, достав листок из кармана. — Как вас зовут? Машинку отогнать?

— А-а-а… — протянул Александр, передавая ключи официанту. — Можешь даже кружок прокатиться тут! — хлопнув мужчину по плечу, он поспешил вперед.

Ошарашенный официант молча пропустил его за ограждение и аккуратно открыл дверь машины.

— Аккуратно, там пятьсот сорок лошадей! — крикнул водитель, с жалостью поглядев на машину. — И полный привод! — уже из-за болтающейся на ветру брезентовой зановески шатра добавил он.

Девушка на сцене увлеченно рассказывала о современном героизме и волонтерах. Улыбаясь, смеясь и активно жестикулируя руками, она ходила от одного конца сцены к другому. Головы зрителей покорно следовали за ней.

Официанты незаметно просачивались между столиками, разнося бокалы и закуски довольным посетителям. Публика здесь собралась самая разная: от высокопоставленных представителей силовых структур и небольших чиновников, до крупных бизнесменов и непонятных творческих личностей.

Атмосферу некой элитарности и избранности, словно ледоколом прорубал рвущийся к сцене Александр. Фраза “Что, и сюда студентов согнали?” — была самым приятным, что он услышал. Обступав несколько дорогих туфель, он наконец приблизился к первым столикам, обошел их и встал у сцены.

Отсюда он мог разглядеть девушку получше. Она была чуть ниже него, гораздо красивее и энергичнее. Он не мог оторвать взгляда.

— А вот, кажется, один из наших волонтеров подошел! — указав рукой на Александра, прокомментировала девушка. — Поднимайся на сцену, расскажи как это!

Александр посмотрел в зал. Большинство этих людей явно недолюбливало его. Но если он поднимется — все может стать чуть-чуть получше. Или испортиться навсегда.

— Да я вовсе не… — пробубнил он себе под нос.

Девушка положила микрофон на белый пластиковый стол и подошла к краю сцены, протянув руку.

— Давай! — негромко сказала она.

Взявшись за её руку, Александр почувствовал внутри что-то теплое. Поднявшись, он не хотел отпускать её и простоял так еще несколько секунд. Смутившись, девушка аккуратно убрала руку и пошла за микрофоном.

— Расскажи немного о себе и о своей работе. — передавая микрофон, сказала она.

Слушатели смотрели на него с недоверием и даже нескольким отвращением, как разбогатевший дурак смотрит на своих вчерашних знакомых оставшихся внизу. Какая-то неприязнь к простому, бедному студенту читалась на лице у каждого второго.

Посмотрев сначала на микрофон, затем на неприятные лица в первых рядах, он сделал глубокий вдох. В горле неожиданно пересохло.

— Меня зовут Александр. — его голос сделался тихим, а затем и вовсе прервался и он закашлял. — Извините.

В зале послышались усмешки. Довольные лица победителей с испачканными туфлями сверлили его взглядами, высасывая уверенность в себе. Кто-то громко, наигранно кашлянул. Александр повернулся на звук и увидел знакомый, лысый силуэт. Генерал исподлобья смотрел на него, кашляя все сильнее.

Посмотрев на девушку, он заметил как она смущенно отвела взгляд.

— Меня зовут Александр. — Повторно представился он, улыбнувшись залу. — Я вовсе не …

Громкий кашель прервал его. Грозной походкой генерал подошел к сцене и попросил микрофон. Натужно улыбнувшись зрителям, он быстро извинился.

— Извините, коллеги, Саше нужно обсудить со мной одно важное дело! — Гулким басом объявил он, не дождавшись микрофона. — Пойдем! — процедил он сквозь зубы, кивнув головой в сторону небольшого закутка рядом со сценой.

— Я… Тут немного денег на пожертвование вашей организации… — достав из кармана помявшуюся пачку купюр, Александр положил её на стол, между бокалами шампанского.

Удивленный и смущенный гул пробежался по залу. Кто-то даже поаплодировал Девушка, казалось, потеряла дар речи, ошарашенно смотря на уходящего Александра.

— Видимо это был один из наших гостей не читавших дресс-код! — нервничая, отшутилась она. — Ребят, возьмите деньги пожалуйста. — подозвала она одного из официантов. — Александр, спасибо вам большое! — улыбнувшись, сказала она.

Уходящий мужчина развернулся и посмотрел на неё. Встретившись взглядом с девушкой он улыбнулся и легко помахал рукой. Она, чуть подняв руку помахала в ответ. Зал захлопал, проводив его тихими, но искренними аплодисментами.

 

Зайдя в подсобку вслед за генералом, Александр находился в приподнятом настроении, в отличие от своего собеседника.

Схватив мальчишку за воротник, Лев Семенович подтянул его к себе. Как какой-то живой манекен, Александр подался вперед.

— Какого черта ты здесь делаешь? — прохрипел генерал.

— Пришел послушать Веронику! — выпалил он. — В интернете видел что будет встреча.

Генерал отпустил футболку, легко оттолкнув его назад.

— Ты хоть знаешь кому ты по ботинкам прошелся? Следственный комитет, глава полиции… — начал перечислять он, как закрывавшее их полотно поднялось и в каморку зашел высокий седой мужчина.

От него приятно пахло какой-то хвойной туалетной водой и чистой, новой одеждой.

— Лева, не ругай ты парня. — красивым, поставленным голосом проговорил мужчина. — Он там почти полмиллиона твоей дочке принес наличкой. — усмехнувшись проговорил он. — А ботинки я себе новые куплю.

— Это Глеб Иванович, глава полиции нашей области. — представил он седого мужчину.

Александр протянул руку и нелепо поклонился.

— Господи, что за молодежь! — рассмеялся Глеб Иванович — Все так и норовят кланяться старшим. По званию.

— Дочь? — отвернувшись от главы полиции, которому он жал руку, смотря в глаза генералу спросил Александр. — Саша. — еще раз кивнув головой пробормотал он. — Саша Ветер, очень приятно. — протараторил он.

— А-а-а! — протянул он — А я уж думал зять твой в рванье ходит! — положив руку на плечо генералу, сказал мужчина.

— Работает у нас, практику проходит. — буркнул в сторону генерал. — Ничего особенного.

— Ага! — сложив руки на груди, поддакивал Саша. — Ничего. — добавил он.

Глеб Иванович, не скрывая улыбки оглядел остальных.

— Лева, не в обиду! — сжав плечо генерала — Выпить уже хочется, боюсь не досидим. Когда поедем дальше по программе?

Генерал перевел взгляд на Александра. Шмыгнув носом и почесав подбородок он расплылся в улыбке. Видимо, предвкушая вечер.

— Саша, иди давай, сядь, спокойно послушай. — Добро, по-отцовски, сказал генерал — Без фокусов только! — пригрозив пальцем, закончил он.

— Сегодня же среда, кто в среду-то…. — непонимающе отклонился назад юноша.

— Иди давай! — подогнал его Глеб Иванович.

Выйдя из подсобки, Александр снова услышал приятный женский голос. Аккуратно обойдя всех сзади, он пристроился к столбу, поддерживающему шатер. Не разбирая слова, он слушал просто приятную уху мелодию и смотрел на блистающую на солнце Веронику. Когда приятный звук закончился, он пришел в себя.

Сидящий на первом ряду мужчина встал и развернулся к залу.

— Друзья! — прикрикнул он в микрофон — С минуты на минуту сюда приедет наш хороший друг, отец трех детей и просто хороший художник Рома Рублёв и мы начнем наш скромный благотворительный аукцион.

Девушка спустилась со сцены и некоторое время стояла рядом с ведущим аукциона, но он забрался на сцену и принялся расхваливать каждого, кто сидел перед ним. Официанты поднимали на сцену красивую деревянную трибуну. Подшагнув на ступеньку за ней, распорядитель, выглядевший как очень полный ребенок, обернутый в красивый папин костюм, стал немного повыше. Его редкие пепельные волосы впитывали солнечный свет, тускло поблескивая в ответ.

Постояв у сцены, Вероника развернулась и, улыбаясь каждому мимо кого проходила, подошла к Александру.

— Привет. — встав с другой стороны столба, поприветствовала она его.

— Привет. — робко ответил он.

Ребята молча смотрели за тем как на сцену одну за одной выносят картины. Для торжественности момента они были завернуты в какие-то неплотные чехлы.

— Значит аукцион. — не отводя взгляда от сцены, сказал Саша.

— Угу. — ответила она.

— Я уже за деньгами домой съездить не успею, придется вам довольствоваться только этими олигархами. — кивну головой в первый ряд, сказал Александр.

Вероника еле слышно посмеялась.

— Мы собираем деньги на затопленные деревни, может по новостям видел.

— Видел, бедные люди.

— Спасибо что пожертвовал столько, но я бы так деньгами на людях не сорила.

— Хотел внести свой вклад… — пожав плечами, ответил он. — Буду иметь в виду. Мы люди простые — увидел людей в беде — помоги.

Вероника повернулась в его сторону и с подозрением посмотрела на него.

— Только не говори что ты кого-то убил! — негодуя, негромко возмутилась она.

— Что? — возмутился в ответ Александр. — Нет! Нет конечно! Что? Как ты вообще…

— Кто-то думает что мы тут церковь открыли и несет деньги. Думают индульгенцию купят. Людям помочь, с себя груз снять.

— Господи, нет, нет. — он нервно посмеялся — Я даже кота никогда не бил, а уж человека…

— А, с отцом приехал? Можешь не рассчитывать, он крышеванием не занимается.

— Каким еще крышеванием? — уже громче возмутился Александр. Сидящие рядом люди с опаской обернулись, но поймав пару взглядов развернулись обратно, навострив уши. — Да кем ты меня считаешь?

— Ты скажи. — пожав плечами, ответила она.

— Я не миллионер. — ответил он — Наверное.

Улыбка пробежала по лицу девушки.

— Увидел новости про девочку, переживал. Рад, что её спасли. Не лююлю

— Это все отец, завтра вроде награждать его будут.

Александр подавился слюной и громко закашлял. Легкой рукой, Вероника постучала ему по спине.

— Да? — с красным лицом и глазами, не до конца откашлявшись спросил он. — Ну молодец он у тебя.

— Да, это опыт.

— Ну, наверное он там не один работает… — потянул Александр. — Помогают ему.

— Была я там — одни увальни и подхалимы. Есть несколько настоящих людей, но… — Вероника развела руками. — Ладно, мне нужно идти, сейчас Рома приедет, художник.

— Рома? — настороженно переспросил Александр.

— Да, помогает нам безумно, хороший парень! Попрошу потом у него тебе что-нибудь нарисовать за твои пожертвования.

— В следующий раз! — улыбнулся Александр.

Худой, высокий мужчина в черных коротких штанах и мокасинах на голую ногу поднялся на сцену под всеобщие овации. Легкий черный пиджак висел на нем как на вешалке. Весь его черный образ дополняли темные кудрявые волосы, уложенные назад и жидкая бородка, не растущая на щеках.

— Хочешь пойти сфотографироваться для отчета? Сейчас еще с телевидения приедут, снимать будут. — предложила Вероника.

— Думаю нет, не люблю красоваться на людях.

Подошедший к сцене парковщик взял микрофон и громко объявил:

— Мужчина на желтом порше, подойдите пожалуйста к выходу, машинку нужно будет переставить.

Прикрыв лицо рукой, как прикрывают его люди на палящем солнце, Александр слегка прижался к столбу.

— А, вот же вы! — обрадовался парковщик, глядя на него. — Пойдемте переставим!

— Я буду тут через десять минут! — выпалил он, взяв ключи у подошедшего официанта.

Как оказалось, бетонные джунгли не были приспособлены к такому количеству машин и все парковки были заполнены до отказа. Проездив около десяти минут вокруг места назначения так и не найдя места, Александр плюнул на это дело и поехал в сторону дома. В его голове крутилось много мыслей, отбросить которые он никак не мог. Она — дочь того самого генерала, собирает деньги с убийц и насильников, чтобы помочь бедным и несчастным. И что это за Рома? Сразу он ему как-то не понравился, что-то в нем было такое, неприятное и надменное.